Рост распространенности аутизма: исследования инцидентности и аналитические модели

Лучше всего искать ответ на этот вопрос в исследованиях инцидентности, которые из­меряют количество новых случаев, появившихся за год в сериях когорт по возрастам. Од­нако инцидентные исследования такого заболевания, как аутизм, достаточно сложны. Ау­тизм — это не ветряная оспа, такое заболевание нельзя диагностировать непосредственно после его появления. . Следовательно, инцидентные исследования зависят от последующего обнаружения случая, они также подвержены путанице, связанной с изменениями диа­гностических критериев, со снижением возраста распознавания, с диагностическими пе­рестановками и потоком информации о распространенности заболевания. Недавно было проведено четыре исследования инцидентности общего расстройства развития: Британ­ская исследовательская база данных общей практики (Smeeth et al, 2004b), Датский цен­тральный психиатрический реестр (Lauritsen et al, 2004), Рочестерский эпидемиологиче­ский проект в округе Олмстед, Миннесота (Barbarisi et al, 2009); и еще три Австралийских базы данных ( Xassar et al, 2009). Все исследования показали увеличение инцидентности за период от десяти до двадцати лет. Однако авторы каждого исследования объяснили эти изменения переменой диагностических методов, возраста диагностирования, появле­нием вспомогательных служб и широкой оглаской (тем не менее все ученые не исключают возможность реального повышения уровня инцидентности расстройства).

Херц-Пиччиотто и Делвич (Hertz-Picciotto, Delwiche, 2009) воспользовались данными калифорнийского Управления социального обеспечения людей с нарушениями в разви­тии за период с 1990 по 2006 годы, чтобы вычислить изменение инцидентности диагноза «аутизм» за длительное время. Они обратили внимание на увеличение инцидентности и 56% этого увеличения отнесли на счет включения легких случаев, а 12% — на счет ди­агностирования в более раннем возрасте. Авторы пришли к выводу, что эти и другие факторы влияния не объясняют всего роста инцидентности. Тем не менее, как отмечали Гринкер и Левенталь (Grinker, Leventhal, 2009), здесь существует проблема приравнива­ния начала постановки диагноза к моменту, когда случай попадает в базу данных, что вызывает вопрос — можно ли вообще считать цифры инцидентности достоверными.

Помимо проблемы с инцидентностью, также интересно узнать, продолжает ли рас­пространенность расстройств аутистического спектра расти или ее рост останавлива­ется. Коль скоро такие изменения, как расширение диагностических границ, снижение возраста постановки диагноза, перестановка диагнозов и поток информации, привели к увеличению распространенности, со временем надо ожидать ее спада, и количество выявленных случаев должно выровняться (или рост должен замедлиться). Здесь полу­ченные доказательства тоже весьма двусмысленны.

Херц-Пиччиотто и Делвич (Hertz-Picciotto, Delwiche, 2009) сообщают, что, по их све­дениям, увеличение инцидентности РАС выравнивается. Хагберг и коллеги (Hagberg et al, 2010), напротив, представили данные последовательных возрастных когорт из Бри­танской исследовательской базы данных общей практики, которые показали увеличение инцидентности аутистических расстройств у детей младшего возраста (1988-1996 годов рождения), а затем стабилизацию, начиная с 1997-2001. Мэннер и Дуркин (Маеппег, Durkin, 2010), пользуясь специальными данными, полученными из начальных школ Висконсина за период от 2002 до 2008 годы, нашли, что изначальный подъем распро­страненности упал до 120 случаев на 10000 учеников.

Существует и другой подход к проблеме достоверности увеличения частоты заболева­ний аутизмом — применение аналитических моделей к доступным эпидемиологическим данным. Вильямс и коллеги (Williams et al., 2006) использовали многопеременный мета- регрессионный анализ 37 исследований, сообщавших о распространенности обычного аутизма, и 23 исследований, посвященных выяснению распространенности расстройств аутистического спектра. Авторы сделали вывод, что 61% вариантов распространенности среди учащихся могут объясняться методологическими факторами: диагностическими критериями, возрастом обследованных детей и местом проведения исследования.

Вазана и коллеги (Wazana et al., 2007) использовали прогностический анализ влияния трех эпидемиологических факторов — распределения диагноза по возрастам, эффектив­ности выявления и года рождения — на гипотетическую популяцию детей с предположи­тельной распространенностью в 15 случаев аутистического расстройства на 10000, сред­ним возрастом обращения 6,8 лет и 50% эффективностью выявления расстройства. Затем они смотрели, как будет выглядеть распространенность при сценарии со специфическими количественными отклонениями трех этих факторов, и сравнивали свои результаты с ре­зультатами реальных исследований распространенности, где были выявлены временные изменения. Для своего анализа авторы выбирали только те исследования, которые прово­дились при сходных обстоятельствах и в одной и той же географической точке. В результа­те они пришли к выводу, что устойчивые изменения трех методических факторов в их мо­дели могут объяснить тенденцию роста распространенности аутизма с течением времени.

Несомненно, есть разница между демонстрацией влияния методических факторов на рост распространенности и утверждением, что эти факторы являются единственной причиной феномена роста. Однако с уверенностью можно сказать только одно — эпиде­мии аутизма нет. По большей части такое нарастание распространенности расстройств аутистического спектра имеет искусственный характер, связанный с условиями прове­дения исследований и методами, которые менялись в разное время. И только тщатель­ные продольные исследования инцидентности могут выявить реальный рост аутизма. В настоящее время величина реального подъема аутизма неизвестна, но она совсем не так велика, как показывают данные по распространенности.

Вы здесь: Home Психиатрия Аутизм Рост распространенности аутизма: исследования инцидентности и аналитические модели